Экономика

Российские журналисты объяснили просчет Путина с переводом оплаты газа на рубли

Дарья Подхалюзина

Газ

Журналисты издания The Bell сообщили о краткосрочности эффекта от предложения Путина перевести расчеты за газ с Европой на рубли, однако это решение сможет ускорить отказ Европы от российского газа.

The Bell сообщает, что на фоне новости о переводе расчетов за газ в рубли, российская валюта укрепилась до 97 рублей за доллар.

Сообщается, что рынок воспринял предложение Путина как способ поддержать рубль.

Но де-факто для российской экономики и рубля нет никакой принципиальной разницы между действующей схемой и схемой, предложенной Путиным.

"Поставлять наши товары в ЕС, в США и получать оплату в долларах, евро, ряде других валют не имеет для нас уже никакого смысла", — сказал Путин.

Журналисты, однако, отмечают, что это не так, потому что в условиях заморозки резервов и международной изоляции валютная экспортная выручка нужна России как никогда.

Просто, если европейские покупатели российского газа согласятся на эту схему, теперь она будет получать эти деньги по-другому.

Cейчас "Газпром" получает от покупателей валюту, и 80% этой выручки, согласно введенным после начала "спецоперации" правилам, продает на бирже.

Теперь валюту, предназначенную для "Газпрома", должны будут продавать на Мосбирже сами европейские покупатели, а "Газпром" будет получать от них деньги в рублях.

Отмечается, что разница может быть только в цифрах — и то не факт: сейчас "Газпром" обязан продавать в России 80% всей валютной выручки, а при новой схеме конвертироваться в рубли будут 100% выручки из ЕС.

Сообщается, что экономисты также соглашаются в том, что никакого серьезного влияния на курс рубля перевод расчетов за газ на российскую валюту не окажет.

Экс-глава ЦБ Сергей Дубинин отметил, что роль евро и доллара в мировой торговле не изменится, а Россия вряд ли получит какие-либо экономические преимущества.

Отмечается, на заявлении Владимира Путина рубль укрепился со 103 до 97 рублей за доллар, а на пике достигал 95 руб./$. Но аналитики уверены, что этот эффект останется краткосрочным.

Более того, c точки зрения перспектив европейских продаж "Газпрома" предложение Путина выглядит рискованно.

Эксперты Института энергетики и финансов (ИЭФ) также заявили, что изменение валюты расчетов в одностороннем порядке может быть расценено как грубое нарушение условий контракта и стать формальным основанием даже для его расторжения.

Аналитики написали, что зависимость от российского газа может заставить страны ЕС принять новые правила — но часть стран используют их как повод к разрыву контракта, а часть — могут обратиться в Стокгольмский арбитраж, что повлечет штрафы за нарушение условий долгосрочных контрактов.

Глава немецкой отраслевой ассоциации Zukunft Gas уже сказал, что заявление Путина повергло немецкую газовую промышленность "в недоумение", а министр экономики ФРГ назвал его нарушением контрактов.

Глава австрийской OMV заявил, что его компания продолжит платить за российский газ в евро, потому что "другой договорной базы нет".

Что касается причин принятия такого решения, аналитики выделяют несколько версий.

Президент ИЭФ Марсель Салихов отметил, что перевод расчетов в рубли снижает риски блокировки и замораживания средств при продаже нефти и газа.

Он напомнил об идее бывшего посла США в России Майкла Макфола перечислять деньги за российскую нефть на специальные эскроу-счета, с которых Россия сможет снимать их только при определенных условиях.

Это не единичное предложение — такие идеи обсуждаются в контексте нефтяного эмбарго, и потенциально перевод платежей в рубли может снизить подобные риски для российских компаний и бюджета, считает Салихов.

Теоретически, по его мнению, перевод расчетов в рубли может позволить "Газпрому" получать "как бы валютную выручку" и в том случае, если саму компанию внесут в санкционные списки США и ЕС, добавляет Салихов.

Ещё одна причина — попытка "принуждения" Европы к интернационализации рубля.

Если импортерам российского газа будут нужны рубли для его оплаты, то иностранцам будет больше смысла получать рубли и за свой экспорт в Россию.

Но такая идея не очень сочетается с наличием санкций, административных ограничений на движение капитала и политических рисков, ассоциирующихся в настоящее время с Россией.